Корзина
Корзина пуста.

Кардиограмота

116 403 414,70 рублей – это не бюджет коммерческого предприятия. Столько денег было собрано фондом «Детские сердца» на операции 781 ребенку с пороком сердца.

Если благотворительность в России когда-то действительно станет привычной частью экономики и нормой общественной жизни, то случится это в том числе благодаря Кате Бермант, директору благотворительного фонда «Детские сердца». Катя – одна из немногих профессиональных и успешных российских фандрайзеров.

благотворительностьЗа рубежом фандрайзинг более распространен и является профессией, которой учат в университетах. Подготовкой проектов и поиском доноров-спонсоров занимаются специалисты. В России фандрайзинг начали осваивать сравнительно недавно, тем более с благотворительными целями. Первая волна благотворительности пришлась на середину 90-х годов, когда фондам приходилось бороться и за выживание, и за доверие и все начинать с нуля. В начале 2000-х годов возникла вторая волна на фоне растущей экономической стабильности. Тогда появились и крупные организации, и небольшие фонды, в которых многие начинали волонтерами и постепенно становились профессионалами. Сегодня в числе наиболее успешных фандрайзинговых организаций: «Здесь и сейчас», «Настенька», «Адреса милосердия», «Созидание», «Калин дом» и «Детские сердца». История последнего является типичным примером развития частной благотворительной инициативы в России.

Основательница фонда Катя Бермант некогда была дизайнером в одном из московских журналов, пока однажды ее папа не прочел письмо семьи из Нижегородской области с просьбой помочь найти деньги на операцию 4-летней умирающей девочке. Операцию на сердце сделали, девочка Катя выжила. Потом начались новые просьбы – так появился фонд, который помогает детям с заболеваниями сердца и нервной системы.

Врожденные пороки сердца – одна из самых частых причин смерти детей до одного года. По статистике Всемирной организации здравоохранения, около одного процента людей на земном шаре рождаются с пороком сердца. Если их вовремя диагностировать и прооперировать, ребенок вырастет здоровым человеком. Если операцию не сделать – умрет или станет инвалидом. В России ежегодно рождаются более 120 000 детей с врожденным пороком сердца. Из них 70% нуждаются в операции сразу после рождения или до первого года жизни. Только 5% операций могут оплатить родители. Государственные квоты раньше распространялись лишь на треть больных детей, теперь они увеличены, но все равно денег не хватает на всех. Стоимость одной такой операции – от $7000. Лекарства, имплантанты, кардиостимуляторы родители вынуждены оплачивать сами. И чаще всего никто, кроме благотворительного фонда, помочь им не может.

Фондом «Детские сердца» за все время существования сделаны операции 489 детям, только за 2007 год здоровые счастливые детибыло собрано и переведено как со счета фонда, так и напрямую от дарителей в больницы 31 767 020,85 рублей. На эти средства были оплачены операции 188 детям. За первую половину 2008 года – уже оплачены операции 104 детям на сумму 14 748 549,16 рублей.

Большинство небольших российских фондов повторяют историю «Детских сердец» - люди разных профессий начинали делать добрые дела, потом выходили на более высокий уровень и регистрировали благотворительный фонд. Эта форма организации позволяет юридически грамотно и действенно общаться с налоговыми, аудиторскими компаниями, частными дарителями и спонсорами, за счет чьих пожертвований и живут фонды. Правда, слово «спонсор» фандрайзеры не любят. Как правило, спонсоры рассматривают благотворительность как инструмент самопиара, то есть дают деньги в обмен на рекламу. Поэтому правильнее называть их донорами, благотворителями или дарителями.

Дарители у фондов самые разные. Например, «Детским сердцам» помогают и бабушки, присылающие каждый месяц из пенсии по 50-100 рублей, и бизнесмен Сергей, который каждый год дает по $15 000, и предприниматель Максим, который появляется всегда неожиданно и оплачивает сразу всю операцию одному ребенку или двоим. Самый большой одноразовый взнос, который получил фонд «Детские сердца», - $22 000. Самый маленький – 50 рублей от тех самых бабушек. Кроме поиска денег на операции, фонд занимается и диагностикой. Уже несколько лет на собранные деньги организуются экспедиции ведущих российских кардиологов Бакулевского центра в самые отдаленные регионы России – для обследования детей с сердечно-сосудистыми заболеваниями. По статистике, за помощью в проведении операций обращаются родители детей из крупных городов и областей вокруг них: Новосибирской, Московской, Ленинградской и т.д. Дети на Курилах и в Ханты-Мансийском округе тоже болеют, но там нет необходимых для диагностики пороков сердца приборов. И после таких экспедиций, например, в Кабардино-Балкарии уже не осталось необследованных детей.

наши детиВ фонде «Детские сердца» всего два человека, но, кроме них, есть волонтеры, партнеры, друзья, постоянные доноры. Если раньше приходилось искать деньги в авральном режиме под каждую конкретную операцию, то теперь есть регулярные донорские вложения от крупных российских компаний. «Это еще что, будет время, когда благотворительность станет по-настоящему влиятельным сектором экономики, - уверена Катя Бермант. – Как это случилось в США. В этой сфере вращаются огромные деньги». Благотворительные фонды тоже оказывают услуги на рынке тем, кто хочет делать добро: информируют, гарантируют, что деньги клиента попадут туда, куда нужно, проверяют, ведут документацию и отчитываются о результатах. В России же, по словам Кати Бермант, работа фондов пока напоминает тушение пожара на нефтяной скважине. «Мы можем затушить один небольшой кусочек, а вокруг все горит. Нужно делать структурные, программные вещи, которые изменят систему, а не только помогать конкретным людям с конкретными проблемами. Этими проблемами теоретически должно заниматься государство, но почему-то именно у него никогда нет денег».

Кардиограмота
Отзывы о статье: 0 (добавить отзыв о статье)
Дата: 18.11.2008

Просмотров: 10003